Таврический дворец

1 июня 2007 Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, на международной парламентской конференции «Межкультурный и межрелигиозный диалог»

Ваше Превосходительство, господин Председатель, участники конференции!

Одна из важнейших систем координат, в которой в наше время принято рассматривать и изучать общественно-политические процессы, имеет в качестве опорных осей фактор многообразия и фактор единства. Во всяком обществе в наши дни существует многообразие взглядов, культурных и языковых традиций, а также религиозных воззрений, сочетающееся с тем общим, что объединяет людей в рамках единого социума и государства. Этим общим могут быть правовые нормы, государственный язык, некоторый общий знаменатель ценностей, которые готовы совместно разделять все члены общества независимо от своих убеждений и мировоззрения. Все современные общества развиваются в плоскости между этими двумя осями. Некоторые из них ближе к одной, а некоторые – к другой оси. Полное совпадение с одной из осей является серьезной угрозой для развития общества и приводит либо к тоталитаризму, либо к анархии. Поэтому каждое общество должно найти баланс между этими двумя факторами. При этом не существует некоего единого универсального правила для достижения такого баланса – для каждого общества соотношение между единством и многообразием свое. Вопрос, на который я попытаюсь дать ответ в своем докладе, заключается в том, какую роль в гармонизации многоукладности и консолидированности общества играет религиозный фактор.

Социологи, политологи и другие специалисты, изучающие современное постиндустриальное общество, зачастую связывают религию лишь с одной из осей – той, которая указывает на степень многообразия в социуме. Действительно, в современных обществах, внутри которых и между которыми все прозрачнее становятся перегородки, разделяющие различные социальные слои, народы и даже государства, бок о бок оказываются носители различных национальных, языковых, религиозных идентичностей. При чем они не обязательно должны находиться в одном месте – жить в одном городе, например. Чтобы столкнуться с представителями других воззрений, человеку бывает достаточно выйти в интернет – в виртуальном пространстве контакты между носителями различных идентичностей происходят на каждом шагу. В связи с этим перед каждым человеком встает вопрос о сохранении собственной идентичности, в том числе идентичности религиозной, разумеется, если таковая имеется. Религия становится тем, что человек, общаясь с другими, пытается сохранить как часть своей неповторимости. Таким образом, она оказывается фактором, консервирующим идентичность и, в глобальном масштабе, сохраняющим многообразие мира, который все больше становится единым пространством или, по выражению известного политолога, превращается в большую глобальную деревню.

Думаю, можно согласиться с тем, что религия позволяет человеку не потеряться в современном мире, помогает ему оставаться самим собой в общении с представителями других традиций, способствует сохранению многоукладности в обществе. Однако является ли религия только тем фактором, который предопределяет многоукладность общества? Иными словами, является ли религия лишь фактором многообразия, или она также обладает свойством объединять народы и культуры? Во взгляде на религию как на фактор, который способствует исключительно сохранению идентичности человека, иногда сквозит убеждение, что религия – это индивидуальное дело каждого. Такая оценка может привести к выводу, что религия не может и не должна влиять на формирование ценностей, которые бы объединяли общество. Мы считаем, что такой взгляд в корне не верный. Даже самое беглое рассмотрение того, как развивались современные европейские народы, в том числе русский народ, показывает, что именно религиозное мировоззрение на протяжении веков являлось основной силой, которая была способна объединять народы, между которыми, казалось бы, не было ничего общего. Самый яркий тому пример – Римская империя после принятия ею в четвертом веке христианства. Именно христианство в течение семисот лет объединяло западную и восточную части этого огромного государства – даже в те времена, когда между этими частями существовали глубокие различия и противоречия. Большую часть периода совместного существования эти две части разговаривали на различных языках, имели различные политические системы, разных правителей, наконец. И христианство, а более точно, принадлежность единой Церкви было той скрепляющей силой, которая сдерживала центробежные тенденции во всех частях этой единой ойкумены, которую иногда еще называют Pax Romana. Когда же в начале второго тысячелетия между двумя частями римского мира произошло окончательное разделение, то виновата в этом была не Церковь, хотя и сама она разделилась, но амбиции политических лидеров, их нежелание воплощать в своей политике христианские начала и ценности. В качестве еще одного яркого примера того, насколько сильным объединяющим потенциалом обладает христианство, можно привести историю России. Чем была Русь до принятия христианства? – Горсткой разрозненных племен, собранных вокруг удельных князьков, которые постоянно враждовали друг с другом. И лишь с принятием христианства Русь приобрела государственность и единство, заняв достойное место среди европейских народов. Христианство позволило Руси преодолеть то множество барьеров, которые существовали между нею и остальным христианским миром и которые казались непреодолимыми. Еще недавно славяне осаждали стены Константинополя и причиняли множество неприятностей своим соседям постоянными набегами и грабежами, а с принятием христианства они получили письменность и образование, влившись в единое духовное и культурное пространство христианского мира.

Безусловно, идеализировать роль религиозного фактора в истории было бы некорректно. В Европе на протяжении веков велись религиозные войны. В этих войнах страны и народы зачастую сталкивались на почве несогласий по тем или иным вопросам веры. Однако была ли виновата в этом сама религия? Внимательное изучение истории позволяет убедиться, что здесь скорее были замешаны амбиции отдельных правителей, которые использовали религиозный фактор как средство достижения собственных политических целей. Опять же, когда Европа в двадцатом веке предприняла попытку исключить религиозный фактор из своей политики, грянули две мировые войны, которые оказались самыми жестокими и кровопролитными за всю историю человечества.

Некоторые сейчас воспринимают религию как угрозу общественному благополучию – причину социальной напряженности и конфликтов между отдельными социальными группами, поделенными по религиозному признаку. Однако, по нашему убеждению, именно попытки исключить религию как фактор социального развития, вывести ее за рамки общественных процессов, искусственная, а зачастую и насильственная секуляризация общества, в конце концов приводят к тому, что религия все равно возвращается на сцену активной политической жизни, но уже в форме экстремизма. Мы глубоко убеждены, что путем нивелирования религиозного фактора, мира и консенсуса в обществе достигнуть нельзя; в том числе, идя таким путем, невозможно победить религиозный экстремизм. Этот экстремизм, с одной стороны, является ответом на прогрессирующую секуляризацию общества. С другой стороны, он имеет политические причины – социальное неравенство, а также насилие одних государств по отношению к другим. Борясь с религиозным экстремизмом, мы одновременно должны искоренять политические предпосылки для его появления.

Религия помогает отдельным людям и целым народам сохранять свою идентичность в стремительно глобализирующемся мире. Однако при этом не следует забывать о мощном объединяющем потенциале религии. Применительно к Европе и России как ее части, мы говорим прежде всего о христианстве. Если говорить о диалектике общественного развития, когда культурное многообразие народов должно сохраниться и найти сочетание с тем единообразием, которое усиливается в условиях глобализации, то именно опыт и ценности христианства могут и должны лечь в основу синтеза между многообразием и единством бытия народов – по крайней мере народов европейских, вся история которых связана с христианством. При этом возвращение к христианству вовсе не означает ущемление прав тех, кто придерживается другой религии или вообще не имеет никакой религии. Христианство каждому позволяет сохранить свою идентичность, а в обществе поддерживает терпимость к тем, кто верит по-другому.

Сила христианства в том, что, сохраняя уникальную самобытность народов, оно способно их объединять, устранять враждебность и отчужденность между ними. Поэтому для современной Европы и России важно помнить об их христианских корнях. Христианство – это не только наша история. Оно должно быть также нашим настоящим и будущим.

Благодарю вас за внимание.

Последние новости