Таврический дворец

24 ноября 2008 Выступление Председателя Правительства Российской Федерации Владимира Путина на Международной конференции по вопросам международного гуманитарного права, посвященной 140-й годовщине принятия Санкт-Петербургской декларации 1868 года

Добрый день, уважаемые дамы и господа!


Я искренне рад приветствовать участников Международной конференции, посвященной 140-летию Санкт-Петербургской декларации 1868 года. И хочу поблагодарить организаторов форума – Межпарламентскую Ассамблею СНГ и Международный комитет Красного Креста – за приглашение и возможность выступить здесь перед вами – такой представительной аудиторией.

Известно, что в разработке Санкт-Петербургской декларации Россия сыграла ключевую роль, а сам документ стал одной из основ современного международного гуманитарного права, определил вектор его развития на долгие, долгие годы, стимулировал создание целого ряда норм, касающихся запретов и ограничений на применение различных видов вооружений неизбирательного действия.

Сегодня гуманитарное право – важнейшая отрасль международного права и международной жизни в целом. И этот факт является одним из определяющих факторов международной жизни сегодня. Он вселяет уверенность в том, что процесс развития военных технологий можно будет регулировать, можно поставить под контроль. В том числе не допускать распространения так называемого негуманного оружия. Для этого мы предлагаем всем государствам мира внедрить практику проверки соответствия положениям гуманитарного права всех разрабатываемых видов вооружения.

Серьезным испытанием для системы гуманитарного права является террористическая угроза. К сожалению, реальность такова, что бандитские группировки способны не только наносить отдельные, точечные удары, но и вести полномасштабные боевые действия. При этом им абсолютно чужды не только законы, но и элементарные соображения гуманности. Такая ситуация очень остро ставит вопрос: как в рамках антитеррористических мероприятий применять международное гуманитарное право. Еще раз подчеркну: применять его в борьбе с теми, кто вообще никакого права не признает. Считаю, что это тема для серьезной дискуссии с участием политиков, экспертов, юристов, представителей специальных служб.

Еще одна проблема – делегирование странами своих военных функций так называемым частным охранным структурам. По своей численности и оснащению некоторые из них уже сопоставимы с армиями целых государств. И все мы хорошо знаем, насколько активно они участвуют в боевых действиях и к чему это приводит.

Таким образом, возникают резонные вопросы. Например, как с точки зрения гуманитарного права определять статус подобных формирований, развернутых, например, в Ираке. Кто несет юридическую ответственность за их действия? Может ли в ситуации вооруженного конфликта персонал этих военных структур претендовать на статус гражданских лиц, защищенных международным правом? Эти и многие другие вопросы требуют немедленного разрешения.

По-прежнему актуальной остается задача универсального соблюдения гуманитарного права. Естественно, необходимо различать два аспекта: первый – правомерность применения силы как таковой и второй – законность использования различных средств и методов ведения войны и применения вооружений. Но даже в этом случае очевидно, что нарушают гуманитарное право прежде всего те, кто попирает основополагающие принципы международного публичного права.

Очень показательный пример – недавние события в Южной Осетии. Проблему территориальной целостности Грузии власти этой страны посчитали возможным решить по принципу известному, во всяком случае, в нашей стране, сталинскому принципу: «есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы», и бомбили гражданские объекты, населенные пункты, уничтожали мирных жителей.

Вот это как раз и есть жестокое, широкомасштабное и неизбирательное нападение. И Россия была, конечно, вынуждена защитить и своих миротворцев, и ни в чем не повинных гражданских лиц.

Убежден, что многие истоки нарушения международного гуманитарного права кроются в рефлексии по временам холодной войны. Да, она стала историей, но мир, увы, все еще никак не может обрести новое равновесие, а многие политики – избавиться от предрассудков и исторических комплексов. Отсюда – практика двойных стандартов, предвзятость в международных отношениях.

Убежден, важнейшим условием безопасности и устойчивого развития цивилизации может и должно стать безусловное соблюдение международной законности всеми – я хочу это подчеркнуть – всеми, без всякого исключения, государствами мира.

Уважаемые участники конференции!

Очевидно, проблематика международного гуманитарного права самым тесным образом связана с более широкой темой обеспечения международной безопасности. Позвольте два слова сказать об этом. Здесь мы, к сожалению, являемся свидетелями тревожной тенденции «размывания» существующей договорно-правовой базы.

Прежде всего я, конечно же, имею в виду одностороннее решение Администрации США выйти из договора по противоракетной обороне. Мы как-то уже это подзабыли, но это очень важный момент в истории. Речь идет о договоре, который был краеугольным камнем стратегической стабильности в мировом масштабе. Именно так, именно краеугольным камнем. На него, на этот договор были нанизаны все остальные договоренности по стратегической стабильности.

Подлинная направленность такого решения явно проявилась в контексте планов обустройства в Европе третьего позиционного района ПРО. Какие бы аргументы наши американские партнеры ни приводили, для нас абсолютно ясно – этот проект нацелен против стратегического потенциала России. И мы не можем не дать на него адекватный ответ. Не известно только, кто выиграет от этих действий. Но понятно, что мир в целом и прежде всего Европа проиграют. Мы уже говорили, и Президент России, по-моему, вчера на пресс-конференции еще раз подчеркнул, что если новая Администрация США воздержится от намерения обустраивать польскую и чешскую площадки противоракетной обороны, то и вопрос о наших ответных мерах отпадет сам собой. Хочу подчеркнуть то, о чем мы говорили, – только ответные меры. Не будет площадок ПРО в Польше и Чехии – и ответных мер не будет. И в таком случае мы сможем переломить опасную, негативную тенденцию на европейском континенте.

Необходимо самым серьезным образом проанализировать ситуацию в сфере стратегических наступательных вооружений. Срок действия российско-американского договора о СНВ истекает в декабре 2009 года. Год остался. Но еще в октябре 2005-го мы выступали с идеей разработки и заключения новой полноформатной договоренности о дальнейшем ограничении и контролируемом сокращении этих видов оружия.

Наша цель – сохранить стабильность и предсказуемость стратегических отношений, избежать правового вакуума в области ограничения ядерных вооружений.

Но мы надеемся, что новое руководство Соединенных Штатов будет более конструктивным, и это поможет нам выйти на взаимоприемлемые решения.

Понятно, что стабильность и безопасность не могут быть уделом только узкого круга государств или отдельных, далеко не универсальных международных организаций. Именно поэтому Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев выступает с идеей заключения нового договора об общеевропейской безопасности.

Этот юридически обязывающий документ призван дать гарантии реального обеспечения равной безопасности в Европе на основе понятных принципов: первое – не обеспечивать своей безопасности за счет безопасности других; второе – не допускать в рамках любых военных союзов и коалиций действий, ослабляющих единство общего пространства безопасности; и третье – не позволять, чтобы развитие и расширение военных союзов шло в ущерб другим участникам договора.

Мы также предлагаем закрепить в новом документе базовые параметры контроля над вооружениями, в том числе отразить фундаментальный принцип разумной достаточности и прописать механизмы взаимодействия в борьбе с распространением оружия массового уничтожения, наркотрафиком, терроризмом и организованной преступностью.

Необходимо рассмотреть вопрос о гармонизации работы действующих на нашем пространстве межправительственных организаций в сфере безопасности.

Ясно, что предстоящие переговоры будут непростыми. Вместе с тем есть уже сигналы, что нашу логику начинают воспринимать, причем в ведущих европейских странах. В частности, вы знаете, что председательствующий в Евросоюзе Президент Франции господин Саркози выступил за то, чтобы до подписания договора государства и региональные организации в Евроатлантике воздержались от односторонних шагов, шагов, которые могут негативно сказаться на общеевропейской безопасности. Этот тезис идет и в русле наших идей.

Уважаемые участники конференции!

Вы знаете, что Российская армия реформируется. И этот процесс включает в себя не только перевооружение или внедрение новых принципов организации Вооруженных сил. Мы вкладываем в понятие «современная армия, армия XXI века» и тот принцип, что все действия военачальников и военнослужащих должны укладываться в рамки международного права.

Поэтому сегодня знания о международном гуманитарном праве широко распространяются в войсках. Эффективно работают профильные курсы для офицерского состава. И в этой области мы сотрудничаем с Международным комитетом Красного Креста. Я хотел бы сегодня поблагодарить за это его президента – господина Якоба Келленбергера, который присутствует здесь, будет выступать и с которым мы давно и плодотворно сотрудничаем по поддержанию принципов международного гуманитарного права.

Россия как страна, стоявшая у истоков международного гуманитарного права, чувствует свою ответственность за его сохранение и творческое развитие и будет использовать все возможности для укрепления его основ, соблюдения его норм и правил.

В 1868 году военный министр России Дмитрий Алексеевич Милютин, размышляя над проектом Санкт-Петербургской декларации о запрете взрывчатых и зажигательных пуль, писал тогда канцлеру Горчакову: «Оружие должно быть употребляемо собственно для того, чтобы ослабить неприятельскую армию. Воюющие стороны ни в коем случае не должны допускать более зла, чем нужно для достижения цели. Все страдания и всякий наносимый ущерб, которые не ослабляют противника, бесполезны и не должны быть допускаемы».

Именно этими принципами и руководствовалась наша страна на протяжении 140 лет, прошедших после принятия Декларации, в тех случаях, когда ей приходилось прибегать к использованию вооруженной силы. Ими мы руководствуемся и сейчас.

Я благодарю вас за внимание и желаю всем участникам конференции успешной работы.

Последние новости