Таврический дворец

13 июля 2009 Выступление Председателя Совета МПА СНГ, Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Сергея Миронова на заседании Международной парламентской конференции по вопросам европейской безопасности (г. Киев)

Уважаемые коллеги!

Дорогие друзья!

Европейская безопасность – важнейший компонент глобальной стабильности и безопасности. История убедительно свидетельствует – когда политические бури сотрясают Европу, содрогается весь мир. Пример этому – две мировые войны. Начавшись в Европе, они как торнадо втянули в эту катастрофическую воронку всю планету.

Окончание второй мировой войны, казалось бы, породило надежду на вечный мир и благополучие народов, истерзанных молохом фашизма. Однако, к сожалению, реалии были иными. К концу 60-х годов ХХ века ситуация в Европе и мире сложилась так, что международное сообщество было вынуждено задуматься о формировании новой структуры безопасности. Именно таким путём Европа пришла к Хельсинки. Подписание Хельсинкского Заключительного акта стало судьбоносным решением не только для Европы, но и для всего мира.

Сегодня мы оказались перед лицом новой реальности – по истечении 35 лет возникла острая необходимость формирования современной архитектуры европейской безопасности. Главная причина этого – радикальные изменения политического ландшафта в Европе и мире. Рухнула биполярная система международных отношений, так как с политической карты исчез Советский Союз. Кануло в лету разделение мира по идеологическому принципу. Именно эти фундаментальные факторы выдвигают на первый план задачу формирования новой, отвечающей реальностям нашего времени, архитектуры европейской безопасности.

Полагаю, что в процессе этой работы нам необходимо учесть некоторые наработки, которые были сделаны еще в эпоху "холодной войны". Так, на нашем континенте были созданы ОБСЕ и другие международные механизмы, которые выросли из общеевропейского процесса. Что же происходит с «тремя корзинами» этого процесса в настоящее время?

В «первой корзине», куда входит блок военно-политических вопросов, ситуация выглядит, мягко говоря, противоречивой. «Холодной войны» и идеологического противостояния больше нет. Однако, на континенте остаётся один единственный военно-политический блок – НАТО, который, несмотря на изменения политического ландшафта Европы и мира неуклонно расширяется в восточном направлении и продолжает действовать в прежнем режиме. Более того, сфера деятельности Североатлантического альянса начинает выходить за рамки его географической ответственности, распространяется на новые регионы вне евроатлантической зоны.

Одновременно с этим процесс разоружения на самом европейском континенте зашёл в тупик, в том числе из-за отказа ряда государств-членов НАТО ратифицировать ДОВСЕ. Соответственно, это вынудило Россию приостановить своё участие в данном договоре.

Во «второй корзине», которая включает вопросы сотрудничества в области экономики и экологии, положение тоже неоднозначное. Экономическая составляющая, которая имела смысл в условиях наличия в Европе двух противоположных общественно экономических систем, оказалась выхолощена. Действительно, сейчас на континенте все государства придерживаются одинаковых рыночных принципов развития. Кардинальных различий между ними в экономической философии больше нет. Поэтому смысл «второй корзины», сформулированной, как и весь Заключительный акт Хельсинки ещё в 1975 году, просто-напросто устарел.

В том, что касается экологических положений, то они, наоборот, нуждаются в дальнейшем развитии и усилении, но уже с учётом новых экологических вызовов нашего времени.

Без всякого сомнения, сохраняется востребованность гуманитарного измерения хельсинкского процесса, которое относится к «третьей корзине». Актуальность вопросов прав человека, развития демократических институтов, гуманитарных обменов в современных условиях возрастает. Однако, подходы к решению данного комплекса проблем должны быть честными, без двойных стандартов и односторонних претензий на собственную непогрешимость.

Главное состоит в том, что решения в руководящих органах ОБСЕ, принимающиеся на основе консенсуса, носят политический, а не юридически обязывающий характер.

Таким образом, в сегодняшней Европе мы имеем весьма рыхлую, желе подобную систему безопасности, которая к тому же даёт сбои в самые ответственные моменты. Ярким свидетельством этому явились события на Кавказе в августе 2008 г., спровоцированные агрессией Грузии против Южной Осетии. Подобное положение не может устраивать никого.

В сложившейся ситуации абсолютно закономерной стала инициатива России о разработке и заключении юридически обязывающего Договора о европейской безопасности.

Хотел бы сразу подчеркнуть, что эта инициатива не предполагает «маргинализации» какой-либо страны или организации. Наоборот, она предусматривает участие всех государств и многосторонних объединений евроатлантической зоны в разработке положений Договора.

Речь, в частности, идёт о таких объединениях как Евросоюз, НАТО, СНГ и ОДКБ. При этом следует отметить, что все эти организации, в силу их институциональной природы, занимаются обеспечением безопасности автономно. Их действия не скоординированы, а главное они не охватывают всю евроатлантическую зону. Поэтому возникает реальная потребность в разработке «зонтичных» механизмов сотрудничества в сфере безопасности, которые охватывали бы всю Европу и прилегающие к ней морские пространства.

По мнению российской стороны в Договор о европейской безопасности должны быть заложены четыре основных смысловых блока.

Первый блок подтверждает базовые принципы межгосударственных отношений, включая уважение суверенитета, территориальной целостности и независимости государств, невмешательство во внутренние дела, равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой. Здесь же предлагается отразить такие элементы, как недопустимость применения силы или угрозы её применения, отказ обеспечивать свою безопасность за счёт других, недопущение действий, ослабляющих единство общего пространства безопасности, запрет на развитие военных союзов в ущерб безопасности других участников Договора, уважение права на нейтралитет и так далее.

Второй блок касается принципов развития режимов контроля над вооружениями, укрепления доверия, сдержанности и разумной достаточности в военном строительстве. Сюда относятся принципы ненаступательной обороны, отказа от дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил за пределами своих территорий и другие.

Третий блок может быть посвящён принципам урегулирования конфликтов. Имеется в виду, что в Договоре будут зафиксированы единообразные правила, применяемые ко всем кризисным ситуациям. Здесь же можно отразить общие подходы к их предупреждению и мирному урегулированию на основе переговоров.

Четвёртый блок Договора предлагается посвятить механизмам взаимодействия государств и организаций по противодействию новым угрозам и вызовам, включая распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, незаконный оборот наркотиков и другие виды трансграничной организованной преступности.

Естественно, над содержательным наполнением Договора можно и нужно работать только совместно. Российская сторона готова к обсуждению и проработке любых идей и предложений в этой области, от кого бы они не исходили. Несомненно, что при подготовке будущего документа следует попытаться максимально использовать наработанный опыт ОБСЕ, его потенциал и институты.

Убеждён, что реальный вклад в разработку и подготовку будущего Договора о европейской безопасности способны внести парламентарии европейских стран. Причём эта работа может проводиться как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях.

Уверен в том, что помимо усилий, предпринимаемых по линии исполнительных органов власти, роль парламентариев в формировании международно-правовых основ европейской безопасности чрезвычайно велика. В этой связи хотел бы напомнить о своём предложении, высказанном в Гааге в апреле нынешнего года на 11-м заседании Ассоциации европейских сенатов, о возможности проведения парламентского саммита по проблемам архитектуры будущей европейской безопасности.

В таком форуме могли бы принять участие руководители и другие представители от Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, Парламентской Ассамблеи ОДКБ, Европейской ассамблеи по вопросам безопасности и обороны, Парламентской Ассамблеи НАТО, Европарламента и Межпарламентской Ассамблеи СНГ.

Мне представляется, что проведение такого форума может дать дополнительный импульс многотрудной работе по выработке Договора о европейской безопасности, стать важным дополнением усилий, которые предпринимаются на этом направлении по линии правительств европейских государств.

Уважаемые коллеги!

Мы исходим из того, что несущей конструкцией международной системы безопасности в ХХI веке должны быть международное право и Организация Объединённых Наций. Хотя и они требуют совершенствования и определённой корректировки. Вместе с тем, как мне представляется, Европа могла бы взять на себя роль первопроходца, стать своего рода творческой лабораторией по разработке и практической обкатке новых компонентов глобальной системы безопасности.

При этом важно изначально исходить из того, чтоб при обсуждении вопросов создания новой архитектуры европейской безопасности – не должно быть запретных тем. Хорошо известно, что в современных условиях безопасность – понятие комплексное. Помимо чисто военной составляющей, оно имеет политические, экономические, экологические, социальные и другие аспекты.

Полагаю, что наше взаимодействие на этом направлении с коллегами из западноевропейских межпарламентских организаций приобретает особое значение.

Впереди у нас большая и трудная работа. И я уверен, что мы, парламентарии, имеющие большой опыт законодательной деятельности по этим и другим направлениям, а также в области урегулирования конфликтов, сумеем внести достойный вклад в общие усилия по формированию неделимого пространства безопасности на европейском континенте.

Желаю участникам заседания успешной работы.

Благодарю за внимание.

Большое спасибо переводчикам.

Последние новости