Таврический дворец

13 июля 2009 Выступление Председателя Верховной Рады Украины Владимира Литвина на Международной парламентской конференции по вопросам европейской безопасности

Уважаемые коллеги и друзья!

Уважаемые дамы и господа!

Вопрос о формировании новой архитектуры европейской безопасности внесен в повестку дня в начале нынешнего столетия, когда стало очевидным, что монополярная модель мира, сформировавшаяся после распада Советского Союза, постепенно теряет свой потенциал. Очевидным стало формирование новых мировых центров силы и экономической мощи.

Период экстенсивного расширения НАТО и Европейского Союза, начавшийся во второй половине 90-х годов прошлого столетия, похоже, завершился, и связано это не столько с субъективными препятствиями на пути дальнейшего расширения (в частности с позицией России), сколько с объективными причинами.

Потребовался ощутимый толчок в виде мирового финансово-экономического кризиса, чтобы об этой проблеме заговорили всерьез и на самом высоком уровне. Однако, как это бывало не раз в истории, новое вино пытаются влить в старые, прохудившиеся меха, подойти к новым реалиям с устаревшими мерками времен холодной войны. Новое видение всегда с трудом пробивает себе дорогу сквозь заслоны старых представлений и концепций.

Казалось бы, исчез решающий фактор, определяющий противостояние в Европе, — идеологический. Сегодня не идет речь о конфликте разных моделей государственного устройства и экономики. В Европе нет страны, которая открыто заявила бы о неприятии принципов демократии, прав человека и свободной экономики.

Можно, конечно, дискутировать на тему, насколько прозрачна и открыта власть в тех или иных государствах, какие рычаги влияния имеют на государство институты гражданского общества, насколько честно соблюдаются принципы конкуренции в экономике, но это не меняет сути дела. Откровенного противостояния двух миров нет, однако нет и единства. Новый надежный и безопасный европейский дом без прочного идейного и, главное, этического фундамента — это дом на песке. Следовательно, необходимо концептуально пересмотреть целый ряд прежних представлений о безопасности.

Первое. Уже общепризнано, что целый ряд угроз вышли за рамки национальных государств: международный терроризм, нелегальная миграция, незаконная торговля оружием и наркотиками, организованная преступность угрожают всем государствам, независимо от их принадлежности к тому или иному военно-политическому блоку. Необходимо отметить, что именно в этой сфере отмечается довольно плодотворное сотрудничество, и охотнее всего в нем участвуют страны, на себе испытавшие, какую угрозу представляет собой международный терроризм.

Второе. Все больше экспертов склоняются к тому, чтобы пересмотреть традиционный взгляд на само понятие безопасности. В настоящий момент оно рассматривается прежде всего как система предупреждения вооруженных конфликтов, мирного урегулирования межгосударственных споров на основе норм международного права и уважения к государственному суверенитету.

Безусловно, данный аспект крайне важен. В этом нас убеждают война на Балканах, вооруженные конфликты на территории новых независимых государств в 90-е годы прошлого века, а также последние события на Кавказе. Вместе с тем все большую угрозу представляют явления невоенного характера: стихийные бедствия, техногенные катастрофы, которые зачастую угрожают не только отдельным государствам, но и целым регионам и способны нанести ущерб, сопоставимый с военным. Следовательно, понятие безопасности должно включать в себя не только военно-политический аспект. Мы должны говорить о системе гарантий финансовой, энергетической, экологической и даже продовольственной безопасности.

Третье. Наряду с развитием интеграционных процессов мы наблюдаем параллельный процесс регионализации, вычленения отдельных географических регионов со своей спецификой. Примером может служить Черноморский регион, государства которого принадлежат к разным международным организациям: Европейскому Союзу, Содружеству Независимых Государств, ГУАМ, ПАЧЭС, а также разным военно-политическим блокам — НАТО, Организации Договора о коллективной безопасности. Каждая из этих организаций имеет свой интерес в регионе. Однако это не означает, что они не могут сотрудничать между собой в решении общих проблем. Соответственно, наряду с формированием единой системы европейской безопасности стоит говорить о создании региональных подсистем.

Вместе с тем ситуация в Черноморском регионе подтверждает, что существующий блоковый подход не может служить надежным фундаментом для формирования полноценной и эффективной системы региональной безопасности. Скорее наоборот, растущие противоречия между крупными геополитическими игроками повышают потенциал конфликтности. Соперничество подрывает единую основу для создания целостной системы безопасности. Каждая новая организация, создаваемая в Черноморском регионе, претендует на то, чтобы обеспечивать мир и демократию. Однако часть из них либо изначально мертворожденные, как, например, Содружество демократического выбора, либо не имеют достаточного потенциала для решения проблем безопасности, например ГУАМ.

Четвертое. Очевидно, что сегодня само понятие "европейская безопасность" предполагает более широкие географические рамки, нежели собственно границы Европейского Союза. Как известно, в самом ЕС нет единой точки зрения относительно дальнейшего развития Союза. Форсированное расширение Евросоюза уже вызывает целый ряд проблем в отношениях между так называемыми старыми европейцами и новыми европейцами. Кроме того, именно в конце нынешнего года должна решиться дальнейшая судьба Лиссабонского договора, который определит будущее Европейского Союза. В мае Чехия ратифицировала его. Теперь последнее слово за Ирландией.

Как известно, в этом договоре, в отличие от предыдущих, гораздо больше внимания уделяется вопросам обороны, в частности вопросам выработки единой оборонной политики Евросоюза. Данная политика Евросоюза предполагает в первую очередь единую солидарную позицию по данному вопросу всех стран-участниц. В частности, прописанные в договоре положения не позволяют какой-либо из стран-участниц соблюдать нейтралитет в вопросах обороны. В случае окончательного принятия Лиссабонского договора нам придется работать уже в качественно новых реалиях, что потребует и соответствующей корректировки наших инициатив. Одно очевидно — объединенная Европа не сможет при выработке единой оборонной политики не учитывать позицию своих восточных соседей.

Надо отметить, что для создания новой архитектуры безопасности уже существует хороший фундамент в виде Хартии европейской безопасности, принятой на саммите ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 года. Этот документ даже называли новой европейской конституцией.

К сожалению, на примере Украины мы убедились в том, что нормы Конституции не являются непреложными для всех и каждого. Наиболее сильные игроки стремятся трактовать эти нормы так, как это выгодно им. Более того, они пытаются выстроить новую Конституцию исключительно под себя, исключительно для своих узкоклановых целей, которые почему-то трактуются как цели народа.

Нечто подобное происходит и с Хартией европейской безопасности. С одной стороны, в ней четко и ясно прописаны основные принципы, главный из которых, на мой взгляд, состоит в том, что безопасность одних не должна обеспечиваться за счет безопасности других. Но, с другой стороны, к сожалению, сплошь и рядом видим применение двойных стандартов, словесную эквилибристику, которая ставит под сомнение заложенный в хартии принцип равенства. Вполне очевидно, что подобная практика сеет семена недоверия между возможными партнерами. Поэтому сегодня главная задача, как нам видится, — восстановление доверия между партнерами, активный диалог по всем ключевым вопросам.

К сожалению, слабо используется потенциал такой организации, как Содружество Независимых Государств. Хотелось бы отметить важную роль, которую играет именно Межпарламентская Ассамблея СНГ в подготовке модельных законопроектов, в том числе в сфере безопасности. Одна из ключевых проблем Украины, да и не только ее, — некачественное законодательство. Поэтому та законотворческая работа, которая ведется сегодня в рамках Межпарламентской Ассамблеи СНГ, крайне полезна и необходима. Это, кстати, касается такой важной сферы, как борьба с терроризмом, организованной преступностью, наркоторговлей. Очевидно, что сегодня важно бороться не только с этими явлениями, но и по возможности устранять причины, их порождающие. Очевидно также и то, что создание новой архитектуры безопасности потребует пересмотра существующей договорной базы, в частности Договора об обычных вооруженных силах в Европе, выполнение которого, как известно, стало камнем преткновения в отношениях между Россией и странами НАТО.

Что касается Украины, то одним из первоочередных шагов, подтверждающих готовность страны начать формирование новой архитектуры безопасности, могло бы стать повышение статуса Будапештского меморандума, подписанного в 1994 году руководителями Украины, России, США и Великобритании, а в последствии Франции и Китая. Этим документом, как известно, ядерные государства гарантировали Украине военную и экономическую безопасность в обмен на ее ядерное разоружение, а также обязались воздерживаться от каких-либо форм давления на нашу страну.

Выполнение Будапештского меморандума, на наш взгляд, могло бы стать первым шагом на пути к приобретению Украиной международно признанного нейтрального статуса. Для нас это очень чувствительная и, я бы даже сказал, уважаемые коллеги, болезненная тема, которая раскалывает страну, порождает конфликты. И нам необходимо, кроме обеспечения безопасности, сделать все для того, чтобы украинское общество было сшито, сцементировано едиными целями, едиными задачами и, естественно, едиными положительными результатами, которые нам крайне необходимы, ибо я должен вам сказать, что мы сегодня вступаем в сложную политическую фазу нашей жизни, связанную с очередными президентскими выборами, которые должны состояться в январе следующего года. И нам очень важно в условиях политической кампании сохранить динамику, сохранить движение и укрепить демократический выбор, сделанный украинским народом.

Благодарю за внимание.

Последние новости