Совет МПА СНГ

22 мая 2017 Егор Строев о создании и развитии МПА СНГ

Егор Строев, Председатель Совета МПА СНГ с 1996 г. по 2001 г., стоявший у истоков становления Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых Государств, поделился воспоминаниями о принятии решения о разработке единой концепции по борьбе с международным терроризмом и о создании Петербургского экономического форума под эгидой МПА СНГ: «С чего все началось? Развалилось великое государство, и всем стало ясно: в одиночку жить тяжело, надо находить какие-то формы сотрудничества. Все уже хватили свободы, все уже подумали о рынке, но понимали: надо жить дальше, надо торговать, с соседями лучше быть в дружбе и согласии. Первые, кто пришел к единому знаменателю, были парламентарии. И вот тогда, после согласования в Бишкеке, возникла Межпарламентская Ассамблея.

Причем вошли в Ассамблею депутаты бывших союзных республик, а ныне свободных государств. У них еще была психология людей из Советского Союза, единого могучего государства, с пониманием, что в рынок поодиночке не прорвешься. Поэтому сразу возникла довольно консолидированная группа тех, кто знал, как и куда надо двигаться.

И первое, что стали делать, — создавать базовые законы, так называемые модельные законы, подходящие для всех, которые можно было бы потом тиражировать и принимать в новых независимых государствах. Это был центральный вопрос, вокруг него все мысли вращались. Почему? Страна распалась, а рыночных законов не было ни в Советском Союзе, ни в возникших государствах, не было кадров, знающих рынки, не было судебной системы, понимающей, как рынок работает, не было всей необходимой для новых независимых государств атрибутики. Ну, отдельные законы можно было принять, а такие базовые, как Гражданский кодекс, как Уголовный кодекс, вопросы судебной системы требовали очень глубокой проработки. Европа прожила не одно столетие, прежде чем выработала подобные механизмы, а нам надо было сразу создавать базовые законы. Вот это особенно повлияло на необходимость консолидации и парламентариев, и институтов, и научных учреждений.

C самого начала мы привлекли в союзники Санкт-Петербургский государственный университет, Московский государственный университет, Санкт-Петербургский горный университет, Ташкентский госуниверситет, многих специалистов из Беларуси. Мы старались сделать так, чтобы представители научной интеллигенции работали вместе с депутатским сообществом. Итак, это был первый этап – модельные законы.

А дальше встали вопросы, связанные с так называемыми цветными революциями. Необходимо было реагировать. И мы первые собрались по вопросу о борьбе с международным терроризмом. Сделал доклад Патрушев, руководивший тогда ФСБ, выступили на эту тему я и все руководители парламентов стран СНГ. Приняли решение. Оно понравилось Ельцину Борису Николаевичу как Президенту, и вопрос был вынесен на Совет глав государств, где было принято решение о единой концепции по борьбе с международным терроризмом. Сегодня-то мы знаем, насколько серьезным оказался данный вопрос. Так вот в начале его решения была Межпарламентская Ассамблея.

Дальше встала задача: есть Межпарламентская Ассамблея, а Украины в ее составе нет. Пользуясь своими старыми дружескими связями с украинскими руководящим кадрами, я встретился с ними, поговорил, и они, поколебавшись, приняли решение о членстве Украины в МПА. Мы с Кротовым подняли флаг, провели митинг. Это была наша дипломатическая победа.

Затем стало понятно, что просто одними законами мы далеко не продвинемся. И возник вопрос: а почему Давос, почему нет форума Межпарламентской Ассамблеи? И тогда мы приняли решение и объявили о Петербургском экономическом форуме под эгидой Межпарламентской Ассамблеи. Первый форум я открывал, и до шестого форума проводил их я.

Мы понимали, что на первый форум приедет не так много участников, но все равно предприниматели проявили интерес сразу. Потом стали приезжать руководители крупных фирм. А далее мы стали приглашать руководителей государств. Первый приехал Лукашенко, затем приезжали из Казахстана, Кыргызстана. Стали заключать соглашения. А когда на Петербургский экономический форум приехали по моему приглашению руководители Международного валютного фонда, Давосского форума, когда стали приезжать президенты, то все почувствовали серьезность этого дела.

А дальше мы подумали: а почему только Петербургский форум? Давайте еще и Байкальский экономический форум сделаем. И организовали его, и первый такой форум на Байкале в 2000 г. провел я.

Дальше – больше. Мы стали проводить научные конференции, на которых выступали крупные экономисты. Жизнь требовала анализа рыночных отношений, повышения интеллектуального потенциала. Потому что предположения, что мы сразу, в один мах, впишемся в рынок, не только не подтвердились, но и навредили.

Таким образом, Межпарламентская Ассамблея была первой ласточкой, попыткой найти мирный путь разрешения возникших в нашем великом многонациональном государстве противоречий. Я думаю, сегодня мы понимаем, что в одиночку существовать не получится: или мы будем поглощены кем-то, или мы должны объединиться для решения главного вопроса — повышения жизненного уровня наших народов.

Новое поколение вырастает уже на базе сложившихся рыночных отношений, а не на эмоциях, которые были у нас. Оно исходит из реальной обстановки, выбирая, с кем дружить: с Европой, с Китаем, с Россией. Поэтому будущее у нас есть, но несколько на иной основе.

Какая будет организация? Все равно парламентская, все равно что-то типа Совета Европы. Я тоже в Совет Европы входил как руководитель нашей делегации – и Совета Федерации, и Государственной Думы. Поэтому я знаю их принципы работы и знаю наши — более энергичные, более смелые, нам присуще было обновление. Сейчас уже другая международная обстановка. Мы уходим от глобализации, включаемся в иное мироустройство. Думаю, что мы впишемся. Самое главное, чтобы мы не потеряли свое лицо».

Последние новости