Таврический дворец

13 ноября 2019 К 230-летию Таврического дворца: 1905 год в истории здания

К началу ХХ века Таврический дворец уже не раз оказывался в эпицентре исторических событий, и после относительно стабильного и спокойного XIX столетия для него вновь пришло время перемен. Их суть обозначил лаконичный, но судьбоносный для Российской империи документ — Высочайший Манифест от 6 августа 1905 года «Об учреждении Государственной думы».

001.jpg

«Ныне настало время… призвать выборных людей от всей земли Русской к постоянному и деятельному участию в составлении законов, включив для сего в состав высших государственных учреждений особое законосовещательное установление, коему представляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов»2, — говорилось в Манифесте, ознаменовавшем «появление на Руси настоящего парламента»3.

Документ вызвал в обществе оживленные споры, которые велись и в чиновничьих кабинетах, и на городских улицах.

002.jpg

Кто-то воспринял Манифест с надеждой, кто-то — с откровенным скепсисом. Повсеместно звучали мнения о чрезмерной ограниченности полномочий Государственной думы и недостаточности проводимых реформ. Эти настроения нашли отражение в многочисленных карикатурах, подобных приведенному ниже рисунку «Незнакомая обновка», на котором барышня в сарафане примеряет модную шляпку, символизирующую народное представительство, да все не может решить, как ее надеть.

007.jpg

Как бы то ни было, реализация Манифеста не заставила себя долго ждать. При выборе места для первого российского парламента вспомнили про пустующий Таврический дворец, и в самом скором времени начались работы по приспособлению здания «под размещение в нем будущей Государственной думы»6.

003.jpg

Для заседаний депутатов во дворце отводился зал, ранее служивший зимним садом. Его отделили стеной от белоколонной галереи, а внутри в виде полукруглого амфитеатра в 13 рядов установили 560 дубовых кресел с пюпитрами. Перед депутатскими креслами на специальном возвышении подготовили места для председателя Государственной думы и двух его заместителей, у основания возвышения поместили трибуну для ораторов.

006.jpg

Первоначально зал заседаний не имел стены перед окнами, однако позднее между колоннами позади президиума появились сначала временная перегородка из драпировок, а затем и глухая стена, отделившая амфитеатр от зала для баллотировки9.

005.jpg

Далеко не все приветствовали столь серьезную трансформацию. Например, депутат I Думы от Калужской губернии В. П. Обнинский считал, что «прелестный дворец Потемкина, настоящий chef d’oeuvre тогдашнего архитектурного творчества,… был, конечно, изуродован бездарными придворными строителями, заделавшими досками прозрачную колоннаду, приставившими к хорам аляповатые лестницы с рыночными перилами»11.

008.jpg

Впрочем, в 1905 году размещение Государственной думы в Таврическом дворце рассматривалось исключительно как временная мера: постоянное здание для работы российского парламента планировалось построить на Марсовом поле. Позже был даже проведен конкурс проектов, по итогам которого лучшим был признан эскиз архитектора А. И. Дмитриева.

004.jpg

Однако очередной поворот истории помешал этим планам осуществиться: события 1917 года кардинальным образом сняли с повестки дня вопрос о возведении нового здания для работы депутатов, а за Таврическим дворцом с тех пор прочно закрепилось звание «колыбели российского парламентаризма». Сегодня этот статус звучит по-прежнему актуально и даже символично: в здании располагается штаб-квартира Межпарламентской Ассамблеи СНГ, и знаменитый зал заседаний (ныне Думский зал) вновь используется по назначению и собирает на регулярные сессии современных депутатов из стран — участниц Содружества Независимых Государств.

1 6 августа в Москве // Искры. 1905. № 32. С. 252–253.

2 Полное собрание законов Российской империи. Собр. III. Т. XXV. Отделение 1. СПб., 1908. С. 637.

3 Лукоянов И. В. Таврический дворец в воспоминаниях современников: от «сада Эдема» к народному представительству // Таврические чтения 2009. (Часть II). Три века под сенью Таврического дворца: политика, дипломатия, литература, искусство. Международная научная конференция, С.-Петербург, Таврический дворец, 4 декабря 2009 г. Сборник научных статей. СПб., 2011. С. 74.

4 6 августа в Москве // Искры. 1905. № 32. С. 253.

5 Рис. «Незнакомая обновка» // Осколки. № 33. 1905.

6 Патрикеева О. А. Подготовка Императорского Таврического дворца к работе Государственной думы Российской империи // Таврические чтения 2014. Актуальные проблемы парламентаризма: история и современность. Международная научная конференция, С.-Петербург, Таврический дворец, 11–12 декабря 2014 г. Сборник научных статей. СПб., 2015. С. 87.

7 Булла К. К. Внешний вид Таврического дворца, отведенного для Государственной думы // Искры. 1906. № 16. С. 162.

8 Булла К. К. Вид думского зала с депутатских мест // Искры. 1906. № 16. С. 169.

9 Патрикеева О. А. Указ. соч. С. 88–89.

10 Булла К. К. Места для корреспондентов, места для министров, стол для стенографов, ораторская кафедра, место для секретаря, место для председателя и его товарищей // Искры. 1906. № 16. С. 165.

11 Обнинский В. П. 90 дней в одиночном заключении. Пг., 1917. С. 92. Цит. по: Лукоянов И. В. Указ. соч. С. 74.

12 Булла К. К. Вход в зал заседаний из галереи // Искры. 1906. № 16. С. 169.

13 Ольшанский Н. Н.
Премированный на всероссийском конкурсе общества архитекторов проект нового
здания Государственной думы на Марсовом поле. Общий вид здания со стороны
Мойки. Проект архитектора А. И. Дмитриева // Искры. 1907. № 4.
С. 26.

Последние новости